КОРЕЯ
Том XXXVII , С. 723-736
опубликовано: 22 августа 2019г.

КОРЕЯ

Содержание

[Королевство Чосон], гос-во в Вост. Азии. Существовало до 1910 г. (в 1910-1945 в составе Японии), располагалось на Корейском п-ове и в прилегающих материковых районах и на близлежащих островах.

История

С древнейших времен до нач. X в.

К древнейшим памятникам на территории К. относится пещерная стоянка Комынмору (близ совр. Пхеньяна; более 200 тыс. лет назад) с рубящими орудиями и со скреблами, изготовленными грубой обивкой из жильного кварца. Стоянка Кымпхари в пров. Кёнгидо (150-120 тыс. лет назад) относится к кон. среднего - нач. позднего плейстоцена. В пещере Тэхёндон (р-н Йокпхо, близ Пхеньяна) найдены останки, которые, по мнению северокорейских ученых, принадлежат к промежуточной стадии между Homo erectus и неандертальцем. Большинство памятников с ручными рубилами и др. архаичными каменными орудиями (ранее относимых к нижнему палеолиту), по совр. данным, датируются 60-30-м тысячелетиями. Верхний палеолит представлен памятниками Сокдянни, Кульпхо (40-20 тыс. лет назад), Суянгэ, Чоммаль, Йонгул (в основном 17-12 тыс. лет назад).

Дольмен на о-ве Канхвадо (Республика Корея). Эпоха бронзыДольмен на о-ве Канхвадо (Республика Корея). Эпоха бронзы

Памятники неолита (12-7 тыс. лет назад) на о-ве Чеджудо (Косанри и др.) с микропластинчатой индустрией и керамикой (ок. 10 тыс. лет назад) имеют сходство с ранней культурой Дзёмон (о-ва Японии), осиповской и громатухинской культурами Приамурья. По датировке к ним близко население Оджинри (севернее совр. г. Пусан). Об истоках неолитических культур на территории К. ученые не пришли к единому мнению. Возможно их автохтонное развитие, однако в сев. районах они имели непосредственную связь с культурной общностью Юж. Маньчжурии и сопредельных территорий. Существуют свидетельства их связей с населением нижнего Амура и Юж. Приморья - т. н. кондонской общностью (напр., культура Сопхохан в пров. Хамгён-Пукто). Для памятников побережья характерны раковинные кучи, свидетельствующие о важной роли морского промысла и рыболовства (Тонсамдон, Саннодэ, Гунсанни, Сопхохан; 5,9-3,4 тыс. лет назад). Изображения морских животных и сцен охоты на них представлены среди петроглифов, предположительно относящихся к периоду позднего неолита или палеометалла. Развитие морского рыболовства способствовало установлению контактов с населением Японского архипелага, откуда вывозили обсидиан для изготовления скребков и наконечников стрел. В этот период имела большое значение наземная охота. Из промысловых животных преобладали олени и кабаны, а также буйволы, водяные олени, барсуки, собаки, выдры, зайцы, медведи. В среднем неолите в зап. районах К. появляется примитивное земледелие (в основном выращивали различные виды проса).

По мнению российских антропологов М. Г. Левина и Н. Н. Чебоксарова, древнее население К. принадлежало к байкальской ветви сибирских монголоидов. Относительно изолированное развитие местных племен (начиная со среднего неолита) в сочетании с проникновением населения из вост. районов Маньчжурии и с территории Шаньдунского п-ова сформировали этнокультурный облик древних корейцев. По всей видимости, в 3-1 тыс. лет до Р. Х. появился маньчжурско-корейский вариант дальневосточной расы.

Петроглифы Пангудэ близ Ульсана (Республика Корея). Эпоха бронзы. ПрорисовкаПетроглифы Пангудэ близ Ульсана (Республика Корея). Эпоха бронзы. Прорисовка

Эпоха бронзы на Корейском п-ове началась ок. 1,5 тыс. лет до Р. Х. В этот период появляются первые поселения, наиболее крупные из них - Помый-Кусок (пров. Хамгён-Пукто), Соннанни на р. Тэдонган (южнее Пхеньяна) и Сонгукни (западнее г. Тэджон) - насчитывают более 100 жилищ. Среди орудий труда преобладают каменные, однако встречаются сланцевые копии бронзовых изделий.

На северо-западе Корейского п-ова и на территории Юж. Маньчжурии в эту эпоху существовала культура Мисонни и связанная с ней керамическая традиция. Для нее характерны лепные кувшины серо-бурого или бурого цвета с удлиненным горлом, которое постепенно сужается книзу, с большим округлым туловом и со сравнительно небольшим плоским донышком, иногда с поддоном; на тулове горизонтально расположены 4 противолежащие ручки; обнаружены следы лощения, на горлышке и на тулове - прочерченный орнамент в виде поясков из горизонтальных параллельных линий. На поселениях раскопаны прямоугольные в плане полуземлянки со столбовыми ямками для каркаса и с очагом посредине. При захоронении использовалось трупоположение, чаще одиночное, в основном в каменных ящиках; выявлены коллективные могилы под каменной насыпью. Керамика типа Мисонни часто встречается с бронзовыми «скрипковидными» кинжалами VIII-VII вв. до Р. Х. (напр., в погребальном комплексе Ганшан на Ляодунском п-ове). В целом культуру Мисонни принято связывать с одной из древних групп тунгусо-маньчжурских народов, часть к-рой вошла в состав населения древней К.

На основе Мисонни сложилась культура Мугбанни, для к-рой характерны полуподземные дольмены, широкогорлые кувшины с длинной шейкой и округлым туловом, удлиненные «скрипковидные» кинжалы и наконечники стрел из бронзы.

Дольмен (у. Кочхан, пров. Кёнсан-Намдо, Республика Корея). Эпоха бронзыДольмен (у. Кочхан, пров. Кёнсан-Намдо, Республика Корея). Эпоха бронзы

Остатки наиболее ранней мастерской по производству бронзы обнаружены в Янгули (возле совр. Сеула) и датируются VIII в. до Р. Х. Некоторые виды бронзовых изделий свидетельствуют о включении К. в зону влияния скифо-сибирских культур (кельты, топоры, колокольчики и бубенцы, пряжки, поясные крючки).

В эпоху бронзы происходила социальная дифференциация населения, ярче выражены локальные особенности культур, проявившиеся в типах погребального обряда. Грунтовые могилы неолитического периода заменили каменные ящики, что свидетельствует об инфильтрации населения из Сев.-Вост. Китая. Встречаются многоярусные захоронения и совмещенные, пристроенные к стенкам предыдущих погребений. На этапе развитой и поздней бронзы появились погребения (в основном детские) в двойных керамических урнах, имеющие аналоги в Сев.-Вост. Китае, на севере Шаньдунского п-ова и в Японии. Тогда же начали сооружать дольмены, среди к-рых выделяют 2 типа: северный (столообразные) и южный (модифицированные). Сев. дольмены наиболее ранние, состояли из 4 крупных блоков, перекрытых плитой сверху, с захоронением внутри. Юж. дольмены обычно имели наиболее крупную плиту в центре, к-рую как бы подпирают боковые блоки; во внутренней части находится одно или неск. могильных ям, выложенных камнем. Иногда дольмены с 2 сторон отмечали границы родовых кладбищ, где сочетались разные способы захоронения, причем перекрытие каменных ящиков служило основанием для размещения погребальных керамических урн.

В бронзовом веке началось распространение риса. Наиболее ранние находки зерен риса на памятниках Хунамни и Каваджи (близ совр. Сеула) - ок. 1,3 тыс. лет до Р. Х. В 1-й пол. 1 тыс. лет до Р. Х. приступили к интенсивному мотыжному земледелию, плужное земледелие зарождается только в раннем железном веке (ок. II в. до Р. Х.).

Наиболее изученным памятником художественной и ритуальной деятельности населения эпохи палеометалла являются петроглифы Пангудэ в юго-восточной части полуострова (в районе Ульсана). Петроглифы занимают фриз (10´ 4 м), плотно заполненный выбитыми изображениями китов или дельфинов, в т. ч. пронзенных стрелами или копьями, морских черепах и, возможно, тюленей; мужчины, исполняющего ритуальный танец, охотников с подчеркнутыми признаками пола; длинных лодок с командой; наземных животных, попавших в U-образные ловушки-загоны, и др. (всего ок. 300 фигур). Нек-рые животные (козлы, олени, кабаны, собаки и др.) развернуты по горизонтали или представлены в т. н. рентгеновском стиле - с показом внутренних органов или скелета. Комплекс отражает развитый охотничий культ, включая специфическую охоту на морского зверя, и, возможно, использовался как храм для проведения промысловых обрядов. Петроглифы создавались в течение длительного времени в технике силуэтной и контурной выбивки (последняя, может, относиться к более позднему периоду). На основе стилистики и содержания рисунков комплекс датируют от эпохи бронзы до раннего железного века, вплоть до периода трех государств.

Фрагмент росписи из Чхонмачхон («Кургана Небесной лошади») в Кёнджу. 2-я пол. V — нач. VI в. (Национальный музей в Сеуле)Фрагмент росписи из Чхонмачхон («Кургана Небесной лошади») в Кёнджу. 2-я пол. V — нач. VI в. (Национальный музей в Сеуле)

Переход к периоду раннего железа на территории К. произошел не позднее V в. до Р. Х. Об этом свидетельствуют раскопки поселения Одон на правом берегу р. Туманган (близ совр. г. Хверён, пров. Хамгён-Пукто; 1-я пол. I тыс. до Р. Х.). В наиболее раннем жилище № 2 орудия из обсидиана сочетаются с крашеной керамикой; более поздние находки представлены шлифованными орудиями из сланца (клиновидные топоры, плечиковые мотыги, наконечники копий и стрел) и керамикой с гребенчатым орнаментом; в жилище № 6 (очевидно, самом позднем) найдены остатки железных изделий. Жилища представляли собой небольшие полуземлянки, прямоугольные в плане, каркасно-столбовой конструкции, промежутки между опорами заполнены глиной, смешанной с тростником. Погребений не выявлено, однако в жилищах находят обожженные человеческие кости. Керамика лепная, красноцветная; среди форм - баночные и горшковидные сосуды, пиалы. Глиняные пряслица свидетельствуют о развитии ткачества. Каменный инвентарь включает топоры, песты, зернотерки, жатвенные ножи. Из кости изготовляли ножи, мотыги, наконечники стрел. Население выращивало просо обыкновенное, фасоль угловатую, возможно, сою, занималось свиноводством.

Материалы культуры Кимхэ (Кымхэ), названной по раковинной куче и могильнику возле г. Кимхэ в дельте р. Нактонган (пров. Кёнсан-Намдо), свидетельствуют о переходе от раннего железного века к периоду протогосударств «трех Хан» (Махан, Чинхан, Пёнхан, существовавших на юге Корейского п-ова на рубеже эр). В составе могильника выделяют 2 «уровня»: раннего железного века (III-I вв. до Р. Х.) и собственно культуры Кимхэ (т. н. протоисторический). По вопросу об их преемственности идут дискуссии. Поскольку на основе конфедерации Пёнхан в кон. III в. до Р. Х. сформировалось раннегос. образование Кымгван Кая, культуру Кимхэ нередко определяют как протокаяскую. В 562 г. по Р. Х. союз племен (гос-в) Кая был окончательно завоеван гос-вом Силла.

Золотая корона из кургана Собончхон в Кёнджу. V–VI вв. (Национальный музей в Се-уле, Республика Корея)Золотая корона из кургана Собончхон в Кёнджу. V–VI вв. (Национальный музей в Се-уле, Республика Корея)

К культуре протокаяских гос-в относятся памятники I-III вв., обнаруженные в нижнем течении р. Нактонган, которые содержат разнообразный погребальный обряд (ингумация в грунтовых ямах, каменных ящиках, под каменными насыпями; много захоронений в 2 урнах, соединенных горловинами; в составе кладбищ встречаются дольмены). В могильнике Чхояндон есть погребения с деревянными камерами. В Сонсане (пров. Кёнсан-Пукто) раскопана раковинная куча, окруженная каменной стеной; в Янсане - земляным валом. Такие городища типичны для протогосударств «трех Хан». Поселения располагались также на вершинах или террасах холмов. Население занималось морским промыслом, поливным рисоводством, разведением крупного рогатого скота и лошадей.

Керамическая традиция Кимхэ распространилась по всему югу Корейского п-ова. Керамика лепная, красновато-бурая, гладкая, преимущественно гончарная, серая, хорошего обжига. Для декора характерны оттиски веревки или корзины с помощью керамической или деревянной колотушки. Погребальная керамика серая, низкотемпературного обжига, формы с расширяющимся горлом и парой ручек. В качестве отдельного типа керамических изделий можно выделить сосуды-светильники в виде водоплавающих птиц (уток, гусей). В качестве погребального инвентаря эти сосуды символизировали чудесного помощника (ездовое животное шамана), чья задача - перенести на небо душу хозяина могилы. Керамика также представлена вотивными изображениями домов, средств передвижения (телег, лодок), сандалий, светильников и проч.

На севере полуострова не позднее IV в. до Р. Х. складывается гос-во Др. Чосон (Кочосон). При раскопках крупных поселений вместе с железными изделиями (кельты, серпы, ножи, наконечники копий и стрел) найдены ножевидные монеты «миндао», отливавшиеся в царстве Янь. После завоевания Чосона империей Хань в кон. II в. до Р. Х. на этих территориях был создан округ Лолан (Наннан) - один из 4 кит. адм. округов (3 других - Сюаньту, Чжэньфань, Линьтунь), существовавших на территории Северной К. Сведения о них сохранились в летописях («Самгук саги», «Ши цзи», «Цзянь Хань шу», «Хоу Хань шу», «Сань го чжи»).

В I в. до Р. Х. на территории К. образовывались союзы племен, на базе к-рых сформировались 3 гос-ва - Когурё, Пэкче и Силла.

Ранняя столица Когурё располагалась в районе совр. г. Цзиань (пров. Гирин (Цзилинь), КНР), где обнаружено 2 городища (горное и равнинное) в излучине р. Амноккан. В 427 г. столица перенесена в район совр. г. Пхеньян (КНДР). В долине р. Амноккан обнаружено свыше 10 тыс. могил эпохи Когурё. Часть из них украшена фресками со сценами охоты, военных действий, с изображением мифологических сюжетов, фигур «духов-защитников» 4 сторон света. Уникальными объектами являются 7-ступенчатая (высота 12,4 м) пирамида-гробница правителя Когурё Чансу (413-491) и т. н. стела правителя Квангэтхо (391-413), установленная в 414 г. Стела высотой 6,39 м, весом ок. 37 т содержит 1775 иероглифов и представляет собой важнейший эпиграфический источник по ранней истории К.

Значительное влияние на культуру гос-ва оказало проникновение буддизма, которое традиционно связывают с прибытием в 372 г. в составе посольства мон. Сундо, привезшего буддийскую лит-ру и скульптуру. В 375 г. были основаны первые буддийские храмы и мон-ри. Храмовые комплексы Тхосонни, Кымганса и др. состояли из пагоды, сооруженной на 8-угольной платформе, и 3 павильонов вокруг.

Обсерватория Чхомсондэ в Кёнджу (Республика Корея). Сер. VII в.Обсерватория Чхомсондэ в Кёнджу (Республика Корея). Сер. VII в.

Среди многочисленных типов погребений гос-ва Пэкче на юго-западе полуострова в бассейне р. Йонган выделяются погребения, аналогичные курганам в форме «замочной скважины» культуры Кофун в Японии. Для этой территории также характерны погребения в парных керамических урнах, соединенных устьями. О заимствовании типичной для Когурё традиции погребальных памятников пирамидальной формы свидетельствует курганный комплекс Сокчхондон в г. Сеул (IV-V вв.). С сев. влиянием связывают фресковую живопись Пэкче в Сонсанни (г. Конджу), в кирпичном склепе погребения вана Мурёна близ Конджу отмечают ханьское влияние. Типичным храмовым комплексом гос-ва Пэкче является комплекс в Нынсанни (близ г. Пуё), сооруженный в 567 г. Он состоит из пагоды, алтаря и павильона для чтения сутр, к-рые были расположены в одну линию и окружены галереей. В нем обнаружена бронзовая курильница в виде феникса, украшенного богатым орнаментом, и реликварий с вырезанным на нем иероглифическим текстом.

В Силла буддизм проник только в VI в. К этому времени относится сооружение храмового комплекса Хваннёнса, где сохранились остатки 9-уровневой деревянной пагоды. Находка огромного по размеру акротерия в виде «совиного хвоста» позволяет реконструировать эту пагоду как самую большую на Корейском п-ове. Наиболее известен пещерный храм Соккурам близ г. Кёнджу, построенный в 751-774 гг. на склоне горы Тхохамсан из гранитных блоков. В центральном гроте расположены статуя Будды в позе просветления, 11-главая статуя бодхисаттвы Гуаньинь (Кваным) и др. Храм составляет единый комплекс с мон-рем Пульгукса (VI-VIII вв.), паломничество от него к Соккураму символизировало путешествие души в нирвану.

Памятники периода Силла характеризуются большим числом находок украшений из золота или позолоченной бронзы. Среди них - роскошные золотые короны правителей-ванов, обнаруженные в нескольких курганах. Короны выполнены в виде «веток древа жизни» и украшены подвесками, в т. ч. из нефрита. Их общее сходство с шаманскими головными уборами сибирских народов подчеркивает сакральный статус правителей Силла, к-рые выполняли функции верховных жрецов.

В период трех государств в К. утвердилась гос. собственность на землю, возникли различные формы крупного землевладения (напр., кормовые округи - сигыпы, раздаваемые ваном знати с правом сбора поземельного налога). В VII в. на базе кит. иероглифов была разработана оригинальная система письма иду, возникли первые школы для подготовки чиновников, в 682 г. для изучения классических конфуцианских текстов в Кымсоне (ныне Кёнджу) основана высшая школа (кукхак).

В сер. VI в. между гос-вами Когурё, Пэкче и Силла началась борьба за главенство на Корейском п-ове. Правители Силла заключили союз с кит. империей Тан: в 660 г. под их власть перешло Пэкче, в 668 г.- Когурё. В 676 г. гос-во Силла изгнало кит. войска из Когурё и Пэкче. Гос-во Объединённый Силла поддерживало тесные связи с Китаем, управление и система землепользования были организованы по кит. образцу. В VIII - нач. IX в. окончательно утвердилась система конфуцианского образования; на основе синтеза культур Когурё, Пэкче и Силла началось формирование единых культуры и языка корейской народности.

Усиление власти местной знати привело в кон. IX - нач. X в. к децентрализации Объединённого Силла и образованию на его территории ряда полусамостоятельных гос-в - Тхэбон, Корё, Хупэкче и др.

Лит.: Воробьев М. В. Древняя Корея: Ист.-археол. очерк. М., 1961; он же. Корея до 2-й трети VII в.: Этнос, общество, культура и окружающий мир. СПб., 1997; Чосон вонси когохак кэё. Пхеньян, 1971 (на кор. яз.); Ларичев В. Е. Палеолит Кореи // Сибирь, Центр. и Вост. Азия в древности: Эпоха палеолита. Новосиб., 1976. С. 25-83; он же. Путешествие археолога в Страну утренней свежести. Новосиб., 2012; Kim Jeong-Hak. The Prehistory of Korea. Honolulu, 1978; Джарылгасинова Р. Ш. Этногенез и этническая история Кореи по данным эпиграфики: («Стела Квангэтхо-вана»). М., 1979; Пак М. Н. Очерки ранней истории Кореи. М., 1979; Бутин Ю. М. Древний Чосон: Ист.-археол. очерк. Новосиб., 1982; Глухарева О. Н. Искусство Кореи с древнейших времен до кон. XIX в. М., 1982; Деревянко А. П. Древние культуры Кореи // Археология зарубежной Азии. М., 1986. С. 320-334; Kim Won-Yong. Art and Archaeology of Ancient Korea. Seoul, 1986; Nelson S. M. The Archaeology of Korea. Camb., 1993; Choi Mou-Chang. The Paleolithic Periods in Korea. Seoul, 2004; Gaya: Ancient Kingdoms of Korea. Pusan, 2004; Park Ah-Rim. Koguryo Tomb Murals in the East Asian Funerary Art. Seoul, 2009.
С. В. Алкин, С. А. Комиссаров, М. А. Стоякин

Период Корё (935-1392)

В 935 г. правитель Корё Ван Гон вынудил последнего вана Объединённого Силла отречься от престола в его пользу. С завоеванием в 936 г. Хупэкче он объединил под своей властью весь Корейский п-ов. Столицей нового гос-ва стал г. Кэгён (ныне Кэсон). Ван Гон и его преемники проводили политику централизации и укрепляли гос. аппарат, следуя конфуцианским догмам и сознательно копируя принципы гос. строительства династии Сун в Китае. Была реформирована налоговая система и гос. аппарат, введена регулярная система территориального управления, согласно к-рой страна была разделена на 10 провинций.

В период Корё буддизм воспринимался в качестве национальной идеологии, по всей стране строились мон-ри, а буддийские обряды сопровождали гос. торжества. Гос-во установило систему экзаменов и степеней для проповедников традиционного и дзен-буддизма (корейский сон-буддизм). Монастыри являлись крупными землевладельцами. Они освобождались от земельного налога, а монахи - от несения гос. повинностей. В то же время вся система образования и подготовки кадров находилась под влиянием конфуцианства.

Нач. XII в. ознаменовалось войнами с чжурчжэнями и мятежами корёской знати (мятеж Ли Джа Гёма в 1126, восстание в г. Согён (ныне Пхеньян) под рук. буддийского монаха-геоманта Мёчхона в 1135 и др.). Во 2-й пол. XII в. усиление налогового гнета и произвол аристократов привели к крестьянским восстаниям. Самыми крупными стали восстание на о-ве Чечжудо в 1168 г. и мятеж под рук. Манъи в районе г. Конджу в 1176-1178 гг.

В 1170 г. в результате военного переворота в Корё установилась система военного правления. Власть оставалась в руках различных группировок военных чиновников до 1270 г. В этот период была создана Трипитака Кореана - одно из самых полных в мире собраний буддийских текстов, которые были нанесены на деревянные таблички.

В 1231-1259 гг. Корё было завоевано монг. династией Юань. В кон. XIII в. в Корё проникло неоконфуцианство. Росту популярности нового учения способствовало его негативное отношение к буддизму. Деятельность буддийских монастырей, ставших крупнейшими землевладельцами (10-12% всего фонда) после захвата территорий и предательской деятельности, вызывала резкую критику в обществе.

В 1356 г. ван Конмин изгнал монголов с полуострова, однако номинально Корё осталось вассалом династии Юань. В 1388 г. лидер «партии реформ» полководец Ли Сон Ге стал фактическим правителем страны, а в 1392 г. сверг последнего вана Корё и основал новую династию Ли. Государство получило название Чосон, а столица была перенесена в г. Хансон (ныне Сеул).

Период Чосон (1392-1910)

Первые ваны новой династии провели конфискацию монастырских земель и массовое освобождение рабов, укрепили гос. финансы и стабилизировали страну политически. В основу внешней политики был положен принцип «садэ» (служение великому соседу), согласно к-рому К. признавала кит. императора владыкой ойкумены и соглашалась на роль верного вассала. В период правления Седжона Великого (1418-1450) страна достигла наивысшего могущества. Были присоединены земли по правому берегу р. Туманган (северо-восток полуострова), границы К. приобрели совр. очертания. Поощрялось развитие конфуцианской учености: была учреждена придворная академия Чипхёнджон, которая создала оригинальный корейский алфавит, издавала труды по истории и географии К., по сельскому хозяйству. В 1474 г. был принят универсальный Кодекс законов династии Чосон (Кёнгук тэджон).

Крепость Хвасон в Сувоне (пров. Кёнгидо). 1796 г.Крепость Хвасон в Сувоне (пров. Кёнгидо). 1796 г.

В кон. XV - сер. XVI в. неоконфуцианство начало приобретать черты монопольной идеологии, охватывающей все сословия. Буддизм столкнулся со все более жесткими ограничениями: было закрыто большинство мон-рей, введены квоты на количество монахов. Однако традиционный для Дальн. Востока синкретизм позволял многим сочетать конфуцианские убеждения с приверженностью буддизму. Несмотря на яростную критику со стороны конфуцианских ученых, сохранял свои позиции шаманизм (преимущественно в сельских районах).

Острый кризис в К. вызвала Имчжинская война 1592-1598 гг. с Японией. После высадки в Пусане лучше оснащенная и организованная 180-тысячная японская армия легко сломила сопротивление корейского войска и за 20 дней дошла до Сеула. Однако благодаря военной помощи Китая, массовому партизанскому движению и удачным действиям корейского флота К. удалось отстоять независимость. Результатом войны стало разорение страны: десятки тысяч крестьян и ремесленников были вывезены в Японию, втрое сократилась площадь обрабатываемых земель.

После создания единого маньчжурского гос-ва в 1616 г. и начала его противостояния с минским Китаем ортодоксальная конфуцианская элита К. решила поддержать Китай, что вызвало опустошительные вторжения маньчжуров в 1627 и 1636-1637 гг. В 1637 г. корейский ван был вынужден признать себя вассалом маньчжурской династии Цин.

Во 2-й пол. XVII в. экономика К. была восстановлена. Поземельный налог натурой был заменен подворным обложением по единому тарифу, причем налог можно было выплачивать и деньгами, что стимулировало развитие денежного обращения. В кон. XVII - 1-й пол. XVIII в. начали возделывать новые культуры: хлопок, табак, перец, батат, томат, женьшень и т. д. Развивалось горное дело: на севере страны добывали медь, железо, золото и серебро; увеличились урожаи в сельском хозяйстве, активизировалась торговля; развивались ремесла.

В то же время структурные социально-экономические перемены не сопровождались адекватными реформами со стороны гос-ва, что было вызвано крайним консерватизмом стоявших у власти конфуцианцев-ортодоксов и постоянной борьбой за власть придворных «партий».

Тронный зал дворцового комплекса Токсугун в СеулеТронный зал дворцового комплекса Токсугун в СеулеВ XIX в. обезземеливание крестьян и частые неурожаи стали причинами обнищания беднейшей части населения. В стране вспыхивали восстания (в 1811-1812 в пров. Пхёнан, в 1813, 1815, 1833 в Сеуле). В 1860 г., согласно Пекинскому трактату, России отошло Приморье. Тяжелые условия жизни в К. стали причиной массовой миграции корейцев из сев. провинций в Россию.

В сер. XIX в. интерес к К. начали проявлять иностранные державы, требовавшие от правительства открыть страну для торговли с Европой. В этих условиях стала очевидна необходимость реформ, к-рые попытался провести Ли Ха Ын, отец ван Коджона и регент (носил титул тэвонгун) при нем (1863-1907) с 1863 по 1873 г. Было систематизировано законодательство, отменен военный налог, проведены денежная и военная реформы, велась борьба с коррупцией, но эти меры были недостаточными: налоговый гнет и произвол чиновников вызывали восстания в пров. Кёнсан, Чолла и др. Желая перевести возмущение масс в антихрист. русло, в 1866 г. тэвонгун инициировал массовые репрессии против христиан. Результатом стала карательная экспедиция Франции на о-ве Канхвадо. В 1871 г. неудачную попытку навязать К. торговый договор военным путем предприняли США.

В 1873 г. Ли Ха Ын добровольно отошел от управления гос-вом, передав все реальные полномочия Коджону. На практике власть оказалась в руках противников тэвонгуна - представителей клана королевы Мин Мён Сон. В 1876 г. Япония навязала К. неравноправный Канхваский договор. По его условиям К. открывала для торговли и проживания японских подданных порты Пусан, Вонсан и Инчхон, при этом японцы были освобождены от всех таможенных ограничений. В 1882 г. К. заключила похожий договор с США, в 1883 г.- с Великобританией и Германией, в 1884 г.- с Италией и Россией, в 1886 г.- с Францией.

В 1882 г. в Сеуле вспыхнул антиправительственный и антияпон. мятеж солдат и горожан. Восставшие сожгли япон. дипломатическую миссию, убили 13 япон. подданных и мн. представителей клана Мин. Восстание было подавлено кит. войсками. Под давлением Японии К. была вынуждена подписать Инчхонский договор, согласно которому Япония получила право разместить в Сеуле военный гарнизон для охраны посольства. В сент. 1882 г. было заключено корейско-китайское соглашение, подтвердившее вассальную зависимость К. от Китая. В Сеуле остались китайские войска и «резидент», который должен был «направлять» внутреннюю и внешнюю политику страны; китайские торговцы получили привилегии.

В 1884 г. в результате гос. переворота власть захватила группа прояпонски настроенных реформаторов во главе с Ким Ок Кюном. В Японии они видели образец для подражания и считали, что К. также сможет провести ускоренную модернизацию. Правительство Ким Ок Кюна было свергнуто при помощи кит. войск под командованием Юань Шикая.

В 1885 г. Япония и Китай заключили Тяньцзиньский трактат, по которому войска обеих стран выводились из К., однако Китай сохранял доминирующее влияние в стране до 1894 г. Экспансия иностранного капитала и эксплуатация крестьянства спровоцировали в 1893-1894 гг. общенациональное крестьянское восстание, вдохновленное религиозным учением тонхак, представлявшим собой синтез конфуцианской морали, даосско-шаманской магии и христ. эгалитаризма и монотеизма. Наиболее близким по идейному содержанию к тонхак было учение тайпинов в Китае. За помощью в подавлении восстания правительство К. обратилось к Китаю, что спровоцировало японо-кит. войну 1894-1895 гг. Война завершилась подписанием Симоносекского договора 1895 г., согласно к-рому Китай отказался от сюзеренитета над К.

В ходе войны япон. армия оккупировала К. и помогла подавить восстание тонхаков, а япон. власти, опираясь на кабинет своих ставленников-реформистов, провели в стране ряд важных преобразований (реформы года Кабо). Были модернизированы правительственные институты, судебная власть отделена от исполнительной, установлена единая денежная и налоговая системы, отменено рабство и янбанские (дворянские) привилегии, упразднена система государственных экзаменов на чин. К. перешла на солнечный календарь, всем мужчинам-корейцам предписывалось отказаться от традиц. прически.

Препятствием на пути Японии к установлению полного контроля над К. была пророссийская партия при дворе Коджона, к-рую возглавляла королева Мин Мён Сон. Еще с нач. 80-х гг. XIX в. мн. представители корейской элиты рассматривали Россию как противовес Китаю и Японии в регионе и видели в сотрудничестве с ней шанс для К. сохранить свою независимость.

В окт. 1895 г. японцы организовали убийство королевы Мин, а в февр. 1896 г. Коджон бежал из дворца и укрылся в российской миссии в Сеуле. Находясь там, он сформировал пророссийское правительство, к-рое Япония была вынуждена признать в мае 1896 г. По соглашению с Россией Япония обязалась существенно ограничить свой воинский контингент в К. Россия выделила К. займ, была согласована совместная программа подготовки регулярной корейской армии. Однако сотрудничество с Россией было свернуто в результате деятельности Общества независимости во главе с Со Джэ Пхилем, которое опиралось на поддержку Японии, Великобритании и США.

В окт. 1897 г. Коджон принял имп. титул и переименовал К. (гос-во Чосон) в Корейскую империю. Поражение России в русско-японской войне 1904-1905 гг. устранило последние препятствия для японской экспансии. В нояб. 1905 г. был заключен договор о протекторате, согласно к-рому Япония получила контроль над внешними сношениями К., генеральный резидент Ито Хиробуми контролировал деятельность правительства К. По всей стране развернулась общенародная вооруженная борьба против захватчиков. К 1910 г. япон. армии удалось полностью разгромить партизанское движение.

Обращение Коджона к участникам Гаагской мирной конференции 1907 г. с просьбой о защите было проигнорировано. Япон. власти заставили Коджона отречься от престола в пользу своего сына Сунджона. После убийства в 1909 г. генерального резидента Ито Хиробуми и подавления организованного сопротивления власти Японии решили убрать последние формальные атрибуты корейской независимости. 22 авг. 1910 г. имп. Сунджон отрекся от престола в пользу японского императора, а К. была включена в состав Японии в качестве генерал-губернаторства Тёсен.

Период японского колониального господства (1910-1945)

Генерал-губернатор получил практически неограниченные полномочия: в его руках оказалась исполнительная, законодательная и судебная власть, ему подчинялись полиция и армия. Колонизаторы способствовали развитию промышленности, горнорудного производства, энергетики, транспортной сети, однако япон. капитал абсолютно преобладал над национальным, что служило процветанию метрополии. Проводилась политика японизации корейского населения: государственным языком стал японский, были закрыты почти все корейские газеты. Активно насаждался синтоизм. По всей стране строились святилища, главное из к-рых находилось в г. Кейдзё (Сеуле) на священной для корейских шаманистов горе Намсан. В святилищах почитались ками, в т. ч. и «живой ками» - император Японии. С 1925 г. было предписано в обязательном порядке посещать синтоистские церемонии всем школьникам, с 1935 г.- всем студентам.

Значительные изменения в годы колониального господства коснулись буддизма. Генерал-губернатор получил полномочия назначать настоятелей храмов и монастырей, что привело к усилению прояпон. фракции в буддийской среде. Стали насаждаться порядки и практики япон. буддизма: в частности, монахам разрешалось вступать в брак.

Несмотря на подавление партизанского движения, в стране продолжали возникать подпольные патриотические орг-ции. Большое значение в развитии антияпон. движения имели протестант. церкви и синкретическая религия чхондогё («учение Небесного пути»), основанная Сон Бён Хи в 1905 г. на базе учения тонхак и сохранившая его главные положения. В качестве основного постулата был принят догмат тонхак: «Человек есть бог, служить человеку - значит служить богу». Последователи чхондогё отрицали загробную жизнь и бессмертие души, считали возможным построение «рая на земле», делали акцент на равенстве всех людей и их равных правах на все земные блага. Общество «Чхондогё» издавало ежемесячный журнал, на свои средства содержало колледжи и школы, имело широкую сеть церквей (30 учебных заведений и более 100 церквей в 1910). К 1919 г. насчитывалось порядка 3 млн сторонников чхондогё.

Другим национальным вероучением, возникшим в колониальный период, стала религия тэджонгё («учение о великом предке»). Она была создана в 1910 г. на основе легендарной традиции происхождения корейского народа от Тангуна. В центре учения - культ Неба, древнекорейская мифология, поклонение «триединому богу» (Хванину, Хвануну и Тангуну). В доктрине тэджонгё важное место занимает тезис об исключительности К. и корейцев: К. рассматривается как священная земля, куда спускаются боги с Неба. В колониальный период власти преследовали это учение, однако оно сохранилось.

В 1916 г. была основана секта вон-буддизма. Ее основатель Сотхэсан (Пак Чун Бин) стремился создать «очищенную», реформированную версию буддизма, сделать Дхарму более практичной и подходящей для совр. общества. В доктрину вон-буддизма были включены «не противоречащие истине» элементы вероучений др. религий. Колонизаторы лояльно относились к вон-буддизму, поскольку он не призывал к активным антияпон. действиям.

Октябрьская революция 1917 г. в России и распространение после первой мировой войны идеи о праве народов на самоопределение стали катализаторами общенационального Первомартовского движения 1919 г., к-рое было инициировано деятелями чхондогё, христ. проповедниками и представителями других религиозно-политических орг-ций. 1 марта 1919 г. в Сеуле была провозглашена Декларация независимости. Многотысячные демонстрации в поддержку Декларации были жестоко разогнаны.

После подавления Первомартовского движения япон. власти пошли на некоторые послабления. 1919-1937 годы стали временем т. н. культурного управления: было разрешено издание нескольких корейских газет, провозглашено уважение традиций и культуры корейского народа. В К. стали открывать частные учебные заведения и вечерние школы.

В 20-х гг. XX в. в К. развивалось левое движение, возникли первые рабочие и профсоюзные орг-ции. В 1925 г. была создана Коммунистическая партия К., к-рая в условиях репрессий со стороны властей и внутренней фракционной борьбы просуществовала 3 года.

В 1919 г. в Шанхае корейскими эмигрантами было образовано Временное правительство К. во главе с проамериканским политиком Ли Сын Маном.

Главным центром вооруженного сопротивления в этот период являлась Маньчжурия. В 30-х гг. XX в. одним из партизанских отрядов командовал Ким Ир Сен (настоящее имя Ким Сон Чжу). В 1940 г. было подавлено партизанское движение и Ким Ир Сен с отрядом был вынужден перейти на территорию СССР.

В 1937 г. в связи с началом японо-кит. войны колониальный режим снова ужесточился. Япония перешла к политике тотальной ассимиляции корейской нации. Во всех общественных местах предписывалось говорить только по-японски, было полностью запрещено преподавание корейского языка в школах. С 1940 г. в принудительном порядке стала проводиться замена корейских имен японскими. К авг. 1945 г. ок. 380 тыс. человек были призваны в япон. армию, во флот и отправлены на трудовые работы на военных и морских базах.

Образование КНДР и Республики Кореи (1945-1948)

В период второй мировой войны руководители стран антигитлеровской коалиции поддержали восстановление независимости К. На Потсдамской конференции 1945 г. было принято решение о совместных действиях войск СССР и США по освобождению Корейского п-ова. По предложению США Корейский п-ов был разделен по 38-й параллели на северную (советскую) и южную (американскую) зоны военной ответственности с целью обеспечения капитуляции япон. армии. Однако высадка на юге К. амер. войск началась лишь 8 сент. 1945 г., после завершения там боевых действий.

11 авг. 1945 г. Советская армия начала наступление на территории сев. части Корейского п-ова и в течение нескольких дней овладела городами Юки (Унги), Расин (Раджин), Сейсин (Чхонджин) и др. стратегическими центрами. 15 авг. войска Японии капитулировали. Однако отдельные япон. гарнизоны продолжали сопротивление до 25 авг.

По всей стране стали возникать органы самоуправления - народные комитеты. Советская военная администрация в своей зоне ответственности оказала им поддержку: в окт. 1945 г. для координации деятельности комитетов было сформировано Административное бюро 5 провинций. В сент. 1945 г. в Сеуле была воссоздана Коммунистическая партия К., ЦК партии возглавил Пак Хон Ён. В авг. 1946 г. Компартия на Севере объединилась с Новой народной партией, а на Юге - с Народной и Новой народной партиями. В результате были созданы Трудовая партия Северной К. и Трудовая партия Южной К. В февр. 1946 г. при ведущей роли Компартии был создан Временный народный комитет Северной К., который возглавил Ким Ир Сен. В 1946-1948 гг. Временным народным комитетом были проведены земельная и денежная реформы, национализация 80% промышленного производства и ряд общедемократических реформ.

На юге полуострова амер. администрация не пошла на сотрудничество с местными народными комитетами, сохранила прежний аппарат генерал-губернаторства и опиралась на его чиновников и на представителей консервативных сил.

В дек. 1945 г. на Московском совещании министров иностранных дел СССР, США и Великобритании было принято решение об учреждении Совместной советско-амер. комиссии, о создании единого Временного демократического правительства и составлении проекта соглашения об опеке, осуществляемой США, СССР, Великобританией и Китаем. Однако в условиях начавшейся «холодной войны» Совместная комиссия, работавшая с марта по май 1946 г. и в мае 1947 г., не смогла достичь соглашения по поводу состава Временного правительства. Власти США сделали ставку на крайне правых непримиримых антикоммунистов во главе с Ли Сын Маном. После провала работы Совместной комиссии и американская, и советская администрации форсировали процессы гос. строительства на подконтрольных им территориях.

В сент. 1947 г. США решили вынести корейский вопрос на рассмотрение Генеральной Ассамблеи (ГА) ООН. Согласно резолюции ГА, была создана Временная комиссия ООН по К., под наблюдением к-рой должны были пройти выборы в Национальное собрание на всей территории страны. Однако советская администрация не допустила представителей комиссии в сев. часть страны. В февр. 1948 г. ГА ООН утвердила предложение председателя комиссии о проведении выборов «только на тех территориях, где это возможно». Основные политические силы К. высказались против решения ООН и за проведение всеобщих выборов только после вывода войск СССР и США. Тем не менее 10 мая 1948 г. выборы в Национальное собрание состоялись в юж. части страны. Национальное собрание приняло конституцию и избрало президентом Ли Сын Мана. 15 авг. 1948 г. была провозглашена Республика Корея.

25 авг. 1948 г. в Северной К. были организованы выборы в Верховное Народное Собрание (ВНС). 8 сент. на 1-й сессии ВНС была принята конституция, а 9 сент. было провозглашено создание Корейской Народно-Демократической Республики (КНДР). Председателем Кабинета министров страны стал Ким Ир Сен. По конституции столицей КНДР был объявлен Сеул, однако фактически столицей стал г. Пхеньян.

Оба провозглашенных гос-ва заявили о своем суверенитете над всей территорией К.

Лит.: Шипаев В. И. Корейская буржуазия в нац.-освободительном движении. М., 1966; Lensen G. A. Balance of Intrigue: Intern. Rivalry in Korea and Manchuria, 1884-1899. Tallahassee, 1982. 2 vol.; Lee Ki-baik. A New History of Korea. Seoul; Camb., 1984; Harris I. Buddhism and Politics in XXth Century Asia. L., 1999; Толстокулаков И. А. Очерк истории корейской культуры. Владивосток, 2002; История Кореи: (Новое прочтение) / Ред.: А. В. Торкунов. М., 2003; Вопросы истории Кореи: Сб. ст. / Ред.: С. О. Курбанов. СПб., 2004; Breen M. The Koreans: Who They Are, What They Want, Where Their Future Lies. N. Y., 2004; Курбанов С. О. История Кореи с древности до нач. XXI в. СПб., 2009; Тихонов В. М., Кан Мангиль. История Кореи. М., 2011. 2 т.

История христианства

Древние связи К. с христианским миром

В исторической науке нет единого мнения о времени и путях проникновения христ. учения в К. Согласно церковному преданию, ап. Фома проповедовал в Китае, оттуда христианство могло проникнуть и на Корейский п-ов. В совр. историографии принято считать, что христианство в К. впервые появилось в форме несторианства. Исторические хроники сообщают, что в 635 г. в столице Танской империи Чанъане несторианские миссионеры вели проповедническую деятельность, о к-рой, по всей видимости, было известно корейским посланникам и студентам, изучавшим буддизм в Китае. Несторианское учение было в определенной степени распространено в К. в эпоху Силла. При археологических раскопках в буддийском храме Пульгукса (построен в 751) были найдены несторианские каменные кресты (Kim Duk-whang. 1988. P. 271). Одним из наиболее ранних документов, свидетельствующих о контактах корейцев с христианами, являются сочинения европ. путешественника Дж. ди Плано Карпини, посетившего в XIII в. Монгольское гос-во. По его сообщению, в ставке великого хана находились послы христ. государей, в т. ч. вел. кн. Киевского Ярослава (Феодора) Всеволодовича (1191-1246; занял киевский престол в 1236) и князя солангов (корейцев).

Католицизм

Корейцы познакомились с христианством в форме католицизма в кон. XVI в. В начале Имчжинской войны 1592-1598 гг. в япон. армии было до 18 тыс. христиан, к-рых во время похода на К. сопровождал испан. свящ. Грегорио де Сеспедес. Под влиянием проповеди католич. миссионеров многие попавшие в плен корейцы приняли католичество. Однако сведений о том, вернулся ли кто-нибудь из них на родину, не сохранилось (Kim A. E. 1995. Р. 35). Нек-рые из них впосл. стали почитаться католиками как мученики (Latorette. 1953. P. 1327).

Корейские мученики. Икона. ХХ в.Корейские мученики. Икона. ХХ в.

В отличие от стран, куда христианство было принесено иностранными миссионерами, в К. оно появилось в результате изучения христ. литературы корейцами. В 30-х гг. XVII в. корейские послы в Китае начали знакомиться с католич. сочинениями. Сохранились сведения о том, что в 1631 г. посланник Чон Ду Вон встретился в Пекине с иезуитским свящ. Ж. Родригишем и получил от него в подарок ряд технических приборов и неск. томов христ. литературы. В 1720 г. посланник Ли И Мён в Пекине беседовал с католич. миссионерами И. Кёглером и Ж. Суаришем об астрономии и о «западном учении», под которым подразумевались как технические достижения, так и христианство. В 1766 г. подобная встреча произошла между писателем и представителем течения «за реальные науки» (сирхак) Хон Дэ Ён (псевдоним Тамхон) и миссионерами Ф. А. Халлером фон Халлерштайном и А. Гогайслем. Христ. лит-ра оказала значительное влияние на движение «за реальные науки», позволив его представителям больше узнать о зап. цивилизации и ее достижениях, а также способствовала возникновению в К. новой школы «западных наук» (сохак), представители к-рой в равной мере интересовались как наукой, так и религией Запада. Именно ученые сохак впервые в К. анализировали христ. лит-ру в своих сочинениях. Напр., разбору трактата Маттео Риччи «Чхончжу сирый» (Истинное понимание Господа) были посвящены труды Ли Су Гвана (1563-1628). Его современник Ю Мон Ин в комментарии к той же книге Риччи утверждал, что Бог в христианстве - это фактически Небесный император в конфуцианстве. Это мнение поддерживал крупный философ XVIII в. Ли Ик (1682-1764), автор комментариев к труду иезуита Д. де Пантохи «Чхильгык» (Семь преодолений). Ученики и последователи Ли Ика, отвергнув в целом зап. науки как «лукавые», сосредоточили усилия на более глубоком изучении христианства. Син Ху Дам в соч. «Сохакпён» (Составные части «западного учения») категорически отверг христ. догматы о сотворении мира и бессмертии души. Хон Ю Хан первым среди корейцев кратко изложил основы христ. учения. Ок. 1770 г. молодые конфуцианские ученые Квон Чхоль Син, Чон Як Чон и Ли Бёк создали в местечках Чуоса и Чхонджинам, располагавшихся в отдаленных районах столичной пров. Кёнгидо, Об-во по изучению «западного учения», под к-рым понималось уже исключительно христианство.

В 1784 г. Ли Сын Хун, сын секретаря корейского посольства (его мать была правнучкой Ли Ика), крестился в Пекине с именем Петр. По всей видимости, он стал первым корейским христианином. После его возвращения на родину Об-во по изучению «западного учения» в Чхонджинаме превратилось в 1-ю корейскую христ. общину. В наст. время Чхонджинам считается колыбелью корейского христианства и является местом массового паломничества. Здесь находятся могилы 5 отцов-основателей католической общины в К., погибших в результате гонений в 1785-1801 гг. и перезахороненных вместе в нач. 80-х гг. XX в. (несмотря на их почитание в К., они не были канонизированы). Корейцы-христиане, не имея возможности регулярно общаться с христианами в др. странах, сами стали совершать богослужения и таинства Крещения.

Католический собор Непорочного Зачатия в Мёндоне (Сеул)Католический собор Непорочного Зачатия в Мёндоне (Сеул)

Большое влияние на распространение христианства оказывала политическая борьба при дворе. В 1780 г. благодаря поддержке вана Чонджо (1777-1800) к власти пришла группировка сипха, к которой принадлежали немногие католики, входившие в правительство. Распространение католицизма среди корейских интеллектуалов вызывало противодействие со стороны тех, кто не принимали «западное учение». Некоторые элементы христианского вероучения противоречили этическим и ритуальным принципам господствовавшего конфуцианства. Под давлением противников «западного учения» правительство в 1786 г. запретило ввоз в страну новых «еретических» книг, а в 1788 г. издало распоряжение сжигать уже ввезенные. Отказ христиан от традиц. почитания поминальных табличек с именами умерших предков и совершения перед ними обряда жертвоприношения воспринимались как попрание устоев государства и основ морали. В дек. 1791 г. был казнен чиновник Юн Чи Чхун (в крещении Павел), который отказался совершить жертвоприношение перед поминальной табличкой своей скончавшейся матери (Kim Chang-seok. 1984. Р. 7). Противники христианства утверждали, что католицизм не признает авторитет вана и родителей, а учит почитать только Бога. Несмотря на закрытие границ для католиков, в 1794 г. в К. нелегально прибыл первый иностранный христианский миссионер - китаец Чжоу Веньмо (корейский Чу Мун Мо; 1752-1801), что стало поводом к началу гонений на католиков. К 1801 г. в К. насчитывалось свыше 700 католиков, причем известны имена 692 из них. В 1801 г. произошло первое массовое избиение христиан, к-рое получило название «гонение года Синъю» и было связано со смертью вана Чонджо, терпимо относившегося к католикам. На престоле его сменила королева-мать Чонсун (1745-1805), ставшая регентшей при своем малолетнем сыне ване Сунджо (1801-1834). Чонсун издала указ, приравнявший принадлежность к «западному учению» к гос. измене. Эдикт обвинял христиан в нарушении обычаев, моральном разложении, отказе от культа почитания предков, колдовстве. В 1801 г. были казнены свыше 300 католиков. Однако эти события не остановили распространение католицизма в К.

В 1831 г. было создано Корейское апостольское вик-ство во главе с еп. Бартелеми Брюгьером (1792-1835). Епископ неск. раз пытался въехать в К., однако умер в Монголии 20 окт. 1835 г. С янв. 1836 по дек. 1837 г. в страну тайно прибыли 3 франц. священнослужителя - еп. Лоран Жозеф Мариюс Имбер (1796-1839; в 1836 назначен вторым викарием К.), Пьер Филибер Мобан (1803-1839) и Жак Оноре Шастан (1803-1839). Переодевшись в траурную одежду, к-рую обычно носили корейцы, потерявшие родителей, они сумели пересечь границу. За 1837 г. Мобан и Шастан крестили 1237 чел. К 1839 г. число католиков в К. достигло 9 тыс. чел. Однако в ходе новых гонений в 1839 г. все 3 миссионера были арестованы и после пыток казнены, как и мн. др. католики-корейцы. С 1845 г. католицизм проповедовали миссионеры - апостольский викарий К. еп. Жан Жозеф Ферреоль (1808-1853) и Мари Никола Антуан Давлюи (1818-1866). В 1845 г. в сан священника был рукоположен первый кореец - Андрей Ким Дэ Гон (1822, по др. данным, 1821-1846), обучавшийся в 1837-1845 гг. в португ. семинарии в Макао (ныне Аомынь). В 1845 г. он вернулся в К., однако был арестован и после пыток обезглавлен 16 сент. того же года (канонизирован в 1984). В 1856 г. в К. прибыл 4-й викарий, еп. Симон Франсуа Бернё (1814-1866), с 2 франц. священниками. Согласно его посланию в Ватикан, в 1857 г. в К. насчитывалось 15 206 католиков. В 1860 г. их число составило 23 тыс. чел., включая 12 священников-корейцев.

В 1866 г. регенту при малолетнем ване Коджоне, тэвонгуну, была подана петиция с призывом легализовать в К. католицизм. Согласно одной из версий, инициатива составления петиции принадлежала католическим миссионерам, следовавшим советам франц. правительства, к-рое пыталось заставить К. заключить союз с Англией и Францией якобы для получения гарантии независимости и защиты от экспансии России и рус. Православия. По другой версии, петицию подали корейские католики Хон Бон Джу (сын кормилицы вана Коджона) и Нам Джон Сам (сын конфуцианского ученого, у к-рого тэвонгун учился в молодости). Они надеялись путем заключения договора с Францией гарантировать католич. миссионерам свободу проповеди в К. Они предлагали обратиться к находившимся в стране епископам С. Ф. Бернё и М. Н. А. Давлюи с предложением выступить посредниками в переговорах между корейским правительством и французским посланником в Пекине. Корейский правитель поначалу согласился с этим предложением и даже отдал приказ разыскать миссионеров для ведения с ними переговоров, но те не проявили никакого интереса к данному вопросу. Однако позже у тэвонгуна возникло опасение, что подобный договор приведет к осложнению отношений с Китаем. Кроме того, в политических вопросах регент опирался на наиболее консервативные прокитайские антихрист. силы при дворе. Получив доказательства незаконного присутствия иностранцев внутри страны, тэвонгун начал преследования христиан. Хон Бон Джу, Нам Джон Сам, епископы С. Ф. Бернё и М. Н. А. Давлюи, а также 5 др. франц. миссионеров были арестованы и после пыток казнены весной 1866 г. В результате гонений 1866 г. погибли ок. 8 тыс. чел. Место массовых казней католиков в Сеуле называется Чхольтусан (гора отрубленных голов). Преследования продолжались до 1871 г. В 1873 г., когда Коджон получил реальную власть, христианство было официально признано в К. в качестве т. н. терпимой религии. В мае 1876 г. в К. вновь прибыли христианские миссионеры. Одной из главных задач была организация обучения будущих корейских священников. Первоначально их отправляли в другие страны. Первая семинария открылась в К. в 1885 г. (с 1887 находилась в Сеуле). К 1882 г. в К. работали 5 иностранных священников, а католиков насчитывалось ок. 12,5 тыс. чел. К 1900 г. 10 корейцев были посвящены в сан. Католич. Церковь взяла на себя работу по организации помощи старикам и сиротам. В 1892-1898 гг. в Сеуле был построен католический собор в честь Непорочного зачатия Пресв. Девы Марии (собор Мёндон), в к-ром в 1900 г. перезахоронили корейских мучеников (в т. ч. 10 франц. миссионеров), пострадавших во время гонений 1866 г. (103 канонизированы папой Римским Иоанном Павлом II в 1984, еще 124 мученика беатифицированы папой Франциском в авг. 2014). Однако установление япон. колониального правления (1910-1945) привело к новым гонениям и жесткому контролю властей над деятельностью католич. миссионеров. Синтоизм был объявлен патриотической религией. Политика колониальных властей, направленная на насильственную «японизацию» и ассимиляцию корейцев, внедрение япон. варианта буддизма и синтоизма, встретила сопротивление и т. о. способствовала успеху христ. учения. В христ. миссионерах и принявших христианство видели борцов против колониальных властей. Практически вся новая корейская интеллигенция, включая большинство лидеров антиколониального движения, состояла из людей, получивших образование в христ. учебных заведениях. Церкви в колониальный период были тем местом, где продолжала звучать корейская речь, церковные издания выходили на корейском разговорном языке, для них использовали национальный шрифт. В 1911 г. учреждено Апостольское викариатство Тэгу. От католиков японские власти требовали участия в синтоистских церемониях. В 1936 г. между Японией и Св. Престолом был заключен конкордат, согласно к-рому католики могли в них участвовать. В связи с этим в кон. 30-х - нач. 40-х гг. XX в. гонения на католиков практически прекратились. Активизация военных действий в тихоокеанском регионе во время второй мировой войны привела к пересмотру оккупационными властями политики в отношении католич. Церкви. В 1940 г. католич. храм в Пхёнчхане был отнят у общины и передан под военные нужды. После атаки на Пёрл-Харбор франц. и амер. проповедники были арестованы и высланы из К. Др. направлением политики япон. властей стала «японизация» католич. Церкви в К.- правительство содействовало назначению на церковные должности японцев: в 1942 г. епископом Тэгу стал Хаясака Кубей, епископом Кванджу - Вакида Асагоро. В 1-й пол. 40-х гг. XX в. мн. католич. церкви и семинарии были превращены в военные склады и бараки, в к-рых размещались япон. солдаты.

На 1941 г. в К. имелось 6 диоцезов Римско-католической Церкви, насчитывалось 168 иностранных, 139 корейских священников, 180 тыс. католиков.

Протестантизм

Протестантские миссионеры, гл. обр. пресвитериане и методисты, начали прибывать в К. в 80-х гг. XIX в. Важную роль в распространении протестантизма сыграли представители амер. Епископальной и Северной пресвитерианской церквей (Х. Н. Аллен, Х. Г. Андервуд, Дж. У. Херон и др.). В процессе миссионерской деятельности в К. протестанты (в особенности пресвитериане) ставили перед собой задачи проповеди среди широких слоев населения, открытия начальных школ, осуществления с их помощью христ. воспитания детей и т. д. Представитель Методистской церкви Г. Г. Аппенцеллер познакомил корейцев с зап. медициной, основал школу Пэчхэхактан (1886) - первое в К. учебное заведение зап. типа. М. Скрантон организовала первое жен. учебное заведение - Ихвахактан (1886), впосл. ставшее первым жен. ун-том. Христиане, и в особенности протестанты, рассматривались в К. как носители передовых для своего времени знаний во многих областях. В организованных протестант. миссионерами учебных заведениях изучали Библию, преподавали англ., кит. и корейский языки. Нек-рые современные ун-ты Юж. Кореи начинали свою деятельность как миссионерские учебные заведения. Параллельно велась работа по созданию системы ДУ. В 1907 г. пхеньянская Объединенная пресвитерианская духовная семинария выпустила 7 корейских пасторов. В день 1-го выпуска семинарии, 17 сент., в пхеньянской церкви Чандэхён состоялось общее собрание, на к-ром присутствовали 36 пресвитеров-корейцев, 33 проповедника и 9 учредителей. Участники собрания приняли решение о создании Тоннохве (Корейского пресвитерианского общества), ставшего независимым органом самоуправления Корейской Церкви. Вновь учрежденный орган принял Символ веры Корейского пресвитерианского об-ва и утвердил в качестве пасторов выпускников ДС. Ранее, в 1905 г., было создано Корейское миссионерское об-во Методистской церкви. В 1907 г. число методистов составляло 1/3 общего числа корейцев-пресвитериан. В 1911 г. при церкви Сонгёль была открыта методистская Кёнсонская (Сеульская) библейская семинария, директором которой стал пастор Дж. Томас.

Первые выпускники пресвитерианской семинарии. Фотография. Нач. ХХ в.Первые выпускники пресвитерианской семинарии. Фотография. Нач. ХХ в.

Первые протестант. миссионеры основывали храмы, организовывали религ. и просветительские об-ва, открывали больницы, б-ки, создали типографию, издавали религ. лит-ру. В 1891 г. было создано Общество по распространению религ. лит-ры среди местного населения. Оно объединяло всех иностранных миссионеров в К. и существовало на средства, получаемые из Великобритании и США. В кон. XIX - нач. XX в. миссионеры издавали журналы «The Korean Repository» и «The Kоrеаn Review». В 1899 г. открылось Библейское об-во. В том же году англикан. церковь начала выпускать ежеквартальный журнал. В 1903 г. было создано отд-ние Международной ассоциации молодых христиан. Программа деятельности этой организации включала и социально-политические вопросы, решение которых было призвано способствовать пробуждению нации. Разнообразная просветительская деятельность иностранных миссионеров влияла на формирование нового миропонимания и духовного мира корейцев. Местная молодежь знакомилась с кодексом буржуазно-демократических свобод, общественным устройством зап. гос-в. Большинство идеологов возрождавшегося корейского национализма и борцов против япон. колониальных властей были приверженцами «западной веры», принявшими протестантизм. В их числе - Со Джэ Пхиль, Ан Чхан Хо, Ли Сан Джэ, Юн Чхи Хо и др. основатели Клуба независимости. Миссионерская деятельность не прекращалась и в условиях усиления япон. влияния. В 1905 г. миссионеры из США, Великобритании и Франции провели конференцию по изучению Библии. В 1909 г. протестант. об-ва объединились и объявили о начале движения «Миллион душ для Христа», имевшего ярко выраженную общественно-политическую направленность.

Проведение иностранными миссионерами благотворительных программ наряду с гуманитарными целями содействовало реализации политических и экономических планов правительств соответствующих стран. Однако позиции миссионеров и офиц. властей не всегда совпадали. Напр., амер. миссионеры выступали на международной арене в защиту независимости К. и против агрессии Японии. После аннексии К. в 1910 г. мн. иностранные миссионеры различными способами помогали корейскому освободительному движению, среди лидеров к-рого преобладали выпускники учебных заведений при христ. миссиях. Известно множество фактов преследований корейских христиан после 1910 г. как по политическим, так и по религ. мотивам.

В начальный период своей деятельности в К. протестант. миссионеры, стремясь избежать фракционных трений и конкуренции между различными церквами, развернули движение за объединение миссионерских усилий, подписав соглашение о разделе территории страны на «сферы влияния». В 1905 г. был создан Объединенный совет протестант. евангелических миссий в К. 4 миссионерских отдела Пресвитерианской церкви и 2 филиала методистов организовали совместный консультативный орган в целях «сотрудничества в проповеднической работе» и «создания единой евангелической церкви в Корее». В качестве первоочередных задач была определена совместная работа в сфере образования и медицины.

Перевод Библии на корейский язык сыграл важную роль в успехе распространения протестантизма в К. Впервые НЗ был опубликован на корейском языке в 1887 г. шотл. миссионерами Дж. Россом (1842-1915) и Дж. Макинтайром, к-рым при переводе помогали корейцы Пэк Хон Джун и Со Сан Юн. Переводчики использовали оригинальную корейскую национальную письменность хангыль, созданную в 1444 г. и понятную широким слоям населения. Различные богословские термины были переданы при помощи оригинальных корейских понятий. Первый перевод НЗ получил широкое распространение. В ежегодном докладе Британского и иностранного библейского об-ва отмечалось, что за десятилетие (90-е гг. XIX в.) в К. было распространено Библии больше, чем в Китае за 50 лет. В 1886 г. в К. было издано 15,69 тыс. экз. Библии, к 1892 г.- 578 тыс., в 1895-1936 гг.- свыше 18 млн. Ключевую роль в популяризации сыграли т. н. квонсо - распространители Библии; среди них были сотрудники библейского об-ва, книготорговцы книжных лавок или пунктов распространения лит-ры библейских обществ. Квонсо также разъясняли Свящ. Писание, открывали храмы. Напр., 1-я корейская протестант. церковь была открыта в Сорэ (пров. Хванхе) переводчиком Библии и квонсо Со Сан Юнем. В 1894-1901 гг. усилиями квонсо были основаны 8 церквей в пров. Кёнгидо и одна в пров. Хванхэ, в 1902-1906 гг.- одна в пров. Кёнгидо, 2 в пров. Канвондо, 2 в пров. Чхунчхон, одна в пров. Кёнсан и одна в пров. Чолла. Квонсо добирались до глухих горных мест, учили людей грамоте. По мнению южнокорейских исследователей, квонсо стали главной силой, обеспечившей народный характер Корейской Церкви в первые годы ее существования.

К нач. XX в. в К. сформировалась влиятельная протестант. община, которая, несмотря на сравнительно небольшую численность по отношению к др. конфессиям (1,5% в 1911), играла особую роль в проводимых в стране реформах и преобразованиях. В годы япон. оккупации К. протестанты подверглись преследованиям. Япон. власти видели в протестантах угрозу установившемуся в К. режиму. В 1915 г. частным школам запрещалось вести преподавание на к.-л. др. языке, кроме японского, и давать религ. образование, что сильно ударило по позициям протестант. миссий, под чьим руководством находились мн. частные учебные заведения. Корейские протестанты приняли активное участие в Первомартовском движении в 1919 г. В результате подавления национально-освободительного движения пострадали мн. члены протестант. церквей. Проводимая с 1925 г. политика навязывания корейскому населению синтоизма как патриотической религии вызвала резкую негативную реакцию христиан, рассматривавших синтоизм как идолопоклонство. В 1938 г. под давлением япон. властей Генеральная ассамблея Пресвитерианской церкви, Генеральная конференция Методистской церкви и другие протестант. церкви приняли положение, согласно которому участие в синтоистских обрядах не противоречило христ. религии. Несмотря на это решение, мн. протестанты уклонялись от участия в обрядах. После вступления США во вторую мировую войну гонения на протестантов усилились. В 1938-1945 гг. ок. 2 тыс. чел. были арестованы (ок. 50 чел. погибли в результате пыток). Политика японизации протестант. церквей привела к тому, что в 1942 г. все протестант. орг-ции были объединены в единую структуру, подчинявшуюся Японской протестантской Церкви и гос-ву. Несмотря на преследования со стороны япон. колониальных властей, к 1945 г. число приверженцев различных протестант. деноминаций не уменьшилось - протестантов насчитывалось ок. 382 тыс. чел.

Православие

Миссионерская деятельность РПЦ среди корейцев началась в 60-х гг. XIX в. С 1856 г. архиеп. Камчатский, Курильский и Алеутский свт. Иннокентий (Вениаминов) направлял проповедников для миссионерской деятельности среди корейских переселенцев, прибывших в Южно-Уссурийский край. Причиной их переселения были частые неурожаи в пограничной пров. Хамгён, поборы со стороны местных властей, а также гонения на христиан. В 1864 г. на Посьетском участке Южно-Уссурийского края образовалось 1-е корейское поселение Тизинхе в составе 135 дворов. Согласно достигнутому между правительствами России и К. соглашению, все корейцы, осевшие на российской территории до 25 июля 1884 г., были приняты в российское подданство и получили надел в 15 десятин на семью. На 1868 г. в крае насчитывалось уже 2083 крещеных корейца. С образованием Владивостокской и Камчатской епархии в 1899 г. (см. Владивостокская и Приморская епархия) в корейские села направлялись священники, создавались новые миссионерские центры.

Церковь свт. Николая Чудотворца в Сеуле. Фотография. 1900 г.Церковь свт. Николая Чудотворца в Сеуле. Фотография. 1900 г.

С 80-х гг. XIX в. стал обсуждаться вопрос об организации духовной миссии в К., учреждение к-рой состоялось в 1897 г. (см. Корейская духовная миссия). 2-4 июля 1897 г. Синод «постановил учредить православную духовную миссию в Корее на общих для наших заграничных православных миссий основаниях» (АВП РИ. Ф. «Японский стол». Оп. 493. Д. 37: Духовная миссия в Сеуле. Ч. 1, 1889-1903. Л. 49). Миссия была напрямую подчинена митрополиту С.-Петербургскому. Ее начальником 9 окт. 1897 г. был назначен сщмч. Амвросий (Гудко) с возведением в сан архимандрита (7 дек. 1897). Политические события в К. стали причиной задержки архим. Амвросия с помощниками в нач. марта 1898 г. в япон. порту Нагасаки, откуда члены миссии были отправлены во Владивосток, а затем в с. Новокиевское (ныне пос. Краскино Хасанского р-на Приморского края), где находились до кон. года в ожидании разрешения на дальнейшее путешествие в К. В 1898 г. архим. Амвросий был уволен с должности начальника миссии и отозван в С.-Петербург. В сент. 1899 г. настоятелем духовной миссии был назначен иером. Хрисанф (Щетковский) с возведением в сан архимандрита. Прибыв в Сеул в первых числах янв. 1900 г., он приступил к работе по устройству временной церкви при дипломатической миссии. Первый православный храм в К. был освящен 17 февр. 1900 г. в честь свт. Николая Чудотворца. 15 окт. того же года при духовной миссии была открыта школа для корейских мальчиков.

После оккупации К. Японией в ходе русско-японской войны 1904-1905 гг. вся рус. колония, включая дипломатическую и духовную миссии, покинула страну. Имущество было сдано на хранение франц. посланнику. Дипломаты и священнослужители вместе с нек-рыми ранеными матросами 5 февр. 1904 г. на франц. корабле отправились из К. в Шанхай. С началом войны увеличился приток корейских переселенцев в Россию. В Южно-Уссурийском крае по состоянию на 1904 г. насчитывалось 8634 правосл. корейца (всего в районах расположения миссионерских станов проживали 15 024 корейца). В 15 школах и 15 школах грамоты обучались 1082 ребенка (933 мальчика и 149 девочек). К 1911 г. во Владивостокской и Камчатской епархии проживали до 100 тыс. корейцев. В 1909 г. в епархии появились священнослужители из числа корейцев, а также печатные издания на корейском языке.

Российская духовная миссия в К. возобновила свою деятельность в 1906 г. с прибытием нового состава во главе с архим. Павлом (Ивановским). 15 авг. 1906 г. архим. Павел освятил здание миссии. Новый начальник миссии уделял большое внимание переводам богослужебных книг на корейский язык, а также созданию церковного хора. Еще одним направлением его деятельности стало открытие станов в селениях Кёха, Каругай, Сончон, Ильсан, Марысими. В Сеуле в здании миссии в 1906 г. была открыта школа для мальчиков, а на участке, пожертвованном драгоманом российского консульства Н. С. Сенько-Буланым,- для девочек.

В 1910 г. архиеп. Владивостокский и Камчатский Евсевий (Никольский) для усиления правосл. проповеди среди корейцев предложил объединить деятельность Сеульской миссии с деятельностью корейской миссии в пределах Владивостокской и Камчатской епархии и во главе обеих миссий поставить епископа на правах викария названной епархии (АВП РИ. Ф. «Японский стол». Оп. 493. Д. 38: Духовная миссия в Сеуле. Ч. 2, 1907-1913. Л. 54-59). В 1912 г. Синод учредил во Владивостокской и Камчатской епархии Никольск-Уссурийское викариатство. На вновь образованную епископскую кафедру 14 июня 1912 г. был назначен архим. Павел, руководивший обеими миссиями.

В 1913 г. в епархии был организован переводческий комитет, к-рый способствовал исправлению ранее вышедших изданий и переводу на корейский язык многих богослужебных книг. К 1916 г. все миссионерские станы были снабжены лит-рой на корейском языке. В 1914 г. еп. Павел обратился к приамурскому губернатору Н. Л. Гондатти с просьбой об открытии во Владивостоке 3-годичных высших миссионерских курсов и выделении из гос. казначейства средств для поддержки миссии по обращению в Православие корейцев в пределах Владивостокской епархии. К 1915 г. миссионерские церкви открылись в большинстве крупных корейских сел: Корсаковке, Кроуновке, Пуциловке, Синельникове, Сидими, Янчихе, Тизинхе, Адими, Заречье, Барабаше, Фаташи, Краббе. К 1917 г. число миссионерских станов увеличилось с 9 до 13. К этому времени в крае служили не менее 13 священников-миссионеров. С целью подготовки персонала для миссионерских церквей архиеп. Евсевий (Никольский) получил разрешение на обучение в Восточном ин-те на корейском отд-нии способных священников. В корейских поселениях Мин-во народного просвещения содержало 2-классное и одноклассное уч-ща, в к-рых обучались 138 чел. (Владивостокские ЕВ. 1916. № 21. С. 149).

Помимо Корейской духовной миссии, пастырской деятельностью в К. преимущественно среди япон. населения занимались священнослужители Японской Православной Церкви. В 1911 г. Всеяпонский Православный Собор, в заседаниях к-рого принимал участие начальник Корейской миссии архим. Павел, образовал корейское благочиние, к-рое осталось в ведении благочинного Нагои иерея Петра Сибаямы. В нач. окт. 1911 г. Петр Сибаяма посетил К., где встретился с правосл. японцами в Пусане и его окрестностях, а затем в Сеуле, Пхеньяне, Йонсане, Инчхоне. Его пастырская поездка продолжалась 40 дней, в течение к-рых он крестил 32 чел. (23 взрослых и 9 детей).

Революционные события в России ухудшили положение миссии, и к нач. 1918 г. она осталась без казенного содержания. К кон. 1918 г. в миссии работали всего 3 сотрудника. С поражением белого движения в Приморье стали невозможными церковные связи между Владивостоком и Сеулом. В этих условиях указом Синода от 4 нояб. 1921 г. миссия была выведена из подчинения Владивостокскому епархиальному управлению и 26 янв. 1922 г. передана в ведение архиеп. Токийского Сергия (Тихомирова). Фактически миссия отошла в ведение архиеп. Сергия в 1923 г. В том же году начальник миссии иером. Феодосий (Перевалов) был возведен в сан архимандрита. В 1924 г. диак. Моисей Кавамура перерегистрировал недвижимость миссии на имя «Имущественного общества Японской Православной Церкви», дабы оградить ее от возможных посягательств со стороны советского правительства и япон. колониальных властей.

По сообщению архим. Феодосия, к 1925 г. общее число крещенных в миссии составляло 589 чел., из которых корейцев было 570, а русских - 19 (Феодосий (Перевалов). 1999. С. 307-308). После того как в 1930 г. архим. Феодосий обратился к архиеп. Сергию с просьбой освободить его от обязанностей начальника Сеульской миссии, управление миссией принял на себя владыка Сергий. После отъезда архим. Феодосия миссия в Сеуле нек-рое время оставалась без священника. В марте 1931 г. с разрешения архиеп. Сергия из Харбина в К. был направлен свящ. Александр Чистяков. В 1935 г., написав прошение об освобождении от службы в миссии, он покинул К. За время его служения было крещено 87 корейцев (Анисимов. 1991. С. 58).

В марте 1936 г. в К. прибыл иером. Поликарп (Приймак) (1912-1989), который 8 окт. 1941 г. встал во главе миссии в сане архимандрита. В 1945 г. миссия воссоединилась с РПЦ и вошла в созданный на территории Китая и К. митрополичий округ, преобразованный в 1946 г. в Восточноазиатский Экзархат РПЦ.

После революционных событий 1917 г. в России, повлекших за собой фактическое прекращение контактов между Московским Патриархатом и миссией в К., к делу распространения Православия в сев. части Корейского п-ва подключилась Харбинско-Маньчжурская епархия, образованная в марте 1922 г. в составе Архиерейского синода РПЦЗ. В задачи епархии входило пастырское окормление оказавшихся в ее пределах беженцев из России. На заседании Архиерейского синода РПЦЗ 7 нояб. 1933 г. еп. Нестор (Анисимов) был возведен в сан архиепископа и назначен начальником Российской духовной миссии в К. с титулом «Камчатский и Сеульский». Однако, принимая во внимание тот факт, что подавляющее большинство правосл. паствы К. сохранило верность митр. Японскому Сергию, на заседании Архиерейского синода 13 апр. 1934 г. было решено вновь поручить архипастырское руководство миссионерской работой в Северной К. архиеп. Харбинскому и Маньчжурскому Мелетию. Т. о., в ведении Харбинской епархии РПЦЗ оставались миссионерский стан в Пхеньяне и Воскресенский храм в имении Янковских «Новина» близ порта Чхонджин. После окончания второй мировой войны архиереи Харбинской епархии вошли в юрисдикцию Московского Патриархата.

Лит.: Павел (Ивановский), архим. Современное положение христ. миссий в Корее. Владивосток, 1904; он же. Корейцы-христиане. М., 19052; Fenwick M. C. Church of Christ in Corea. N. Y., 1911; Недачин С. В. Православная церковь в Корее. СПб., 1912; Dallet C. The History of the Church in Korea. New Haven, 1952; Latourette K. S. A History of Christianity. N. Y., 1953; Palmer S. J. Korea and Christianity: The Problem of Identification with Tradition. Seoul, 1967; Kim Chang-seok T. Lives of 103 Martyr Saints of Korea. Seoul, 1984; Kim Duk-whang. A History of Religions in Korea. Seoul, 1988; Анисимов Л. Православная миссия в Корее (к 90-летию основания) // ЖМП. 1991. № 5. С. 56-60; И Гван Нин. Чходэ андервуд сонгёсаэ сэнэ. Сеул, 1991 (на кор. яз.); Курата Масахико. Ильчеэ хангуккидоккё тханапса. Сеул, 1991 (на кор. яз.); Юн Гён Но. Хангук кындэсаэ кидоккёсачжок ихэ. Сеул, 1992 (на кор. яз.); Августин (Никитин), архим. Русская правосл. миссия в Корее // Православие на Дальнем Востоке. СПб., 1993. Вып. 1. С. 133-147; Kim A. E. A History of Christianity in Korea: From Its Troubled Beginning to Its Contemporary Success // Korea Journal. 1995. Vol. 35. N 2. P. 35-53; История Рос. Духовной Миссии в Китае: Сб. ст. / Ред.: С. Л. Тихвинский. М., 1997; Курбанов С. О. Русская православная церковь и Корея // Кунсткамера: Этногр. тетради. СПб., 1997. Вып. 11. С. 21-34; Петров А. И. Русские миссионеры в Корее (1897-1917 гг.) // Культура и религия на Дальнем Востоке: История и современность. Хабаровск, 1997. С. 122-126; Корея: Сб. ст.: К 80-летию со дня рождения проф. М. Н. Пака / Ред. и сост.: Л. Р. Концевич. М., 1998; Пак Ён Гю. Ханквоныро иннын чосон ванджо силок. Сеул, 1998 (на кор. яз.); История Рос. Духовной Миссии в Корее: Сб. ст. М., 1999; Ким Чжон Дон. Кёсуэ кындэ кончхук кихэн. Сеул, 1999 (на кор. яз.); он же. Намаиннын ёкса, сарачжинын кончхукмуль. Сеул, 2001 (на кор. яз.); Феодосий (Перевалов), архим. Рос. Духовная Миссия в Корее (1900-1925) // История Рос. Духовной Миссии в Корее. 1999. С. 171-317; Korea: A Historical and Cultural Dictionary / Ed. К. Pratt, R. Rutt. Richmond, 1999; Симбирцева Т. М. Из истории христианства в Корее: К 100-летию православия // Рос. корееведение. М., 2001. Вып. 2. С. 261-301; Корейцы на рос. Дальнем Востоке (2-я пол. XIX - нач. ХХ в.). Владивосток, 2001; Логачева Л. Н. Святитель Николай, архиеп. Японский, о религиозной и политической жизни Кореи кон. XIX - нач. ХХ вв. // Православие на Дальнем Востоке. СПб., 2001. Вып. 3. С. 153-159; Сачжиныро понын хангук чонгёхве 100 нён. Сеул, 2001 (на кор. яз.); Прозорова Г. В. Светом невечереющим: Очерки истории евангелизации корейского населения Приморья, 1864-1917. Владивосток, 2002; Филяновский И., свящ. «Держись мира и сотвори любовь»: (Очерки из истории рус. правосл. миссионерства XIX - нач. ХХ в.). М., 2002; Ким Ин Су. Хангук кидоккёхвеса. Сеул, 2003 (на кор. яз.); Хангук чхвечхоэ чуросиа санчжу конса и бом чжинэ сэнэва ханильтоннипундон. Сеул, 2003 (на кор. яз.); Пак Б. Д. Россия и Корея. М., 20042; Роильчончжэнква ёксакёюк: роильчончжэн 100 чунёне чыымхаё. Сеул, 2004 (на кор. яз.); Дневники св. Николая Японского. СПб., 2004. 5 т.; Бесстремянная Г. Е. Контакты Русской Духовной миссии в Корее и Японской Православной церкви // ЦиВр. 2009. №2(47). С. 113-215.
М. В.
Рубрики
Ключевые слова
См.также
  • КОРЕЯ [Корейская Народно-Демократическая Республика, КНДР], гос-во в Вост. Азии, на севере Корейского п-ова и частично на материке
  • КОРЕЯ [Республика Корея, РК], гос-во в Вост. Азии, в юж. части Корейского п-ова
  • АКСУМСКОЕ ЦАРСТВО одна из самых могущественных держав поздней античности и раннего средневековья, принявшая в сер. IV в. христ-во
  • АЛБАНИЯ КАВКАЗСКАЯ древняя страна в Вост. Закавказье
  • БАКТРИЯ древн. историко-культурная обл. в Ср. Азии
  • ВАВИЛОНИЯ термин, к-рым в исторической науке, следуя античной традиции, называют территорию Юж. Месопотамии в долине рек Тигра и Евфрата на юге совр. Ирака, и гос-во, возникшее здесь в нач. II тыс. до Р. Х.
  • ЕГИПЕТ ДРЕВНИЙ древнейшее гос-во в долине р. Нил
  • ЕЛАМ см. Элам
  • КАНИ крупнейший порт древнего государства Хадрамаут на побережье Аравийского м.
  • КАТАБАН одно из гос-в древнего Йемена, существовавшее с рубежа VIII и VII вв. до Р. Х. до посл. десятилетий II в. по Р. Х.
  • КИЛИКИЙСКАЯ АРМЕНИЯ [Киликийское армянское гос-во], средневек. христ. гос-во армян в Киликии (историческая область на юго-востоке М. Азии и на северо-западе Сирии; ныне Турция) (кон. XI - кон. XIV в.)
  • КУШ гос-во, существовавшее на севере совр. Судана с нач. II тыс. до Р. Х. по IV в. по Р. Х.
  • ЛИДИЯ древняя страна в М. Азии, историческая область и провинция Римской и Византийской империй, один из древнейших центров распространения христианства, митрополия К-польской Православной Церкви (КПЦ)